Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:23 

lorien-garden
"Этот жанр ещё называется "кроссовер". Если взять фрагмент известного произведения и смешать его с реальностью или другим произведением, то часто получается забавно", пишет автор, представляя свои "Попурри" (по ссылке можно найти четыре сборника). Сюда помещаем подборку по теме сообщества. Если какой-то ингредиент окажется вам неизвестен, можно посмотреть по ссылкам в названиях: они ведут в жж автора, где в комментах может найтись искомое. А может и не найтись, это уж как повезет.

Трава найдена у Ivry

...

Скажи, и войдёшь

Вода проглотила брошенный камень с утробным, чавкающим всплеском - а в ответ озеро вспузырилось, забулькало, и от того места, где утонул камень, по воде разбежалась круговая рябь.

- Что ты делаешь, Боромир! - всполошился Фродо. - Тут и так-то страшно! - Фродо поёжился. - Этот гиблый пруд... он страшней волколаков, страшней Мории, а ты его баламутишь!

Внезапно маг с хохотом вскочил, перепугав и без того напуганных спутников.

- Ну конечно же! - весело воскликнул он. - И как я, глупец, сразу не догадался? Это Врата, это и Ключ!

Он встал, уверенно подошел к Стене и звонким голосом сказал:

- Пх'нглуи мглв'нафх Ктулху Р'льех вгах'нагл фхтагн!

На путников разом обрушилось множество событий. Фродо кто-то ухватил за ногу, и он, болезненно вскрикнув, упал. С коротким, хриплым от ужаса ржанием Билл поскакал вдоль Морийской Стены и мгновенно растворился в ночной темноте. Остальные путники оглянулись назад и увидели, что вода у берега бурлит, словно в ней бьётся, пытаясь распутаться, тугой клубок разозленных змей. Одна змея... впрочем, нет, не змея, а змеистое, слизистое, зелёное щупальце с пальцами на конце уже выбралось на берег, подкралось к Фродо и, схватив его за ногу, потащило в зловонную пузыристую воду.



Впереди, массаракш, была верная смерть. Позади, массаракш, тоже.

Они встретились у входа в Огненную Пещеру и проскочили друг мимо друга, едва не столкнувшись, и Фродо успел заметить голый череп, круглые зелёные глаза и огромные оттопыренные уши, и весь поджался, потому что всё снова шло кувырком. Горлум! Багронк! И оружия нет... Ну, что ж, придётся обойтись без оружия.

Фродо бросился на него, вложив в этот бросок всё, что у него ещё оставалось. Мимо! И страшный удар в затылок... Ородруин накренился, чуть не упал, но не упал всё-таки, а Горлум снова перед глазами, снова голый череп, пристальные зелёные глаза и рука, отведённая для удара... Стоп, остановись, он промахнётся... Ага!.. Куда это он смотрит?.. Ну, нас на это не купишь... Горлум с застывшим лицом уставился поверх головы Фродо, и Фродо бросился снова и на этот раз попал. Тощая тварь согнулась пополам и медленно повалилась на камни. Тогда Фродо обернулся.

Чёрный столб Барад-Дура был прекрасно виден отсюда, и он больше не был столбом. Он плющился на глазах, отекал и проваливался внутрь себя, над ним поднимался дрожащий знойный воздух, и пар, и дым, и что-то ослепительно белое, жаркое даже здесь, страшно и весело выглядывало сквозь длинные вертикальные трещины и оконные дыры.

Фродо повернулся к Горлуму и наклонился, примериваясь, как ударить, чтобы покончить сразу. Багронк, проклятая рука не поднималась на лежачего! И тогда Горлум приоткрыл глаза и сипло произнес:

- Alasaila! Lapse!

Фродо не сразу его понял, а когда понял, у него подкосились ноги.

Дурак...

Сопляк...

- Дурбатулук... - прокряхтел Горлум. Он кое-как поднялся, всё ещё сутулясь и прижимая ладонь к животу. - Что ты натворил? - спросил он безнадежно.

- Бросил Кольцо.

- В пещеру или в лаву?

- В лаву, - сказал Фродо.

Горлум застонал.

- Погоди... - попросил Фродо. - Скажи хоть, кто ты такой?

- Я - посланник Валар, - сказал Горлум с горечью. - Я торчу здесь уже тысячу лет. Мы готовим спасение этого несчастного Средиземья. Тщательно, бережно, с учётом всех возможных последствий. Всех, понимаешь?.. А вот кто ты такой? Кто ты такой, что лезешь не в своё дело, путаешь нам карты, рубишь, бросаешь, - кто ты такой?

- Я не знал... - произнёс Фродо упавшим голосом. - Откуда мне было знать?..

- Да, конечно, ты ничего не знал. И Гэндальф с Элрондом будто бы ничего не знали! А ты подумал, что без Ока весь Мордор через несколько часов свалится от лучевого голодания? Ты знаешь, что это твоё лучевое голодание в двадцати процентах случаев приводит к шизофрении? Ты думал о том, что надвигается голод, что земля не родит?.. Ты вообще хоть о чём-то думал? - Горлум перевёл дыхание. - Ну ладно. И чем же ты конкретно намерен теперь заниматься?

- Не знаю, - сказал Фродо. - Я буду делать то, что мне прикажут Мудрые. Но свою главную задачу я знаю твёрдо: пока я жив, никому здесь не удастся выковать ещё одно Кольцо. Даже с самыми лучшими намерениями...


Канун великой битвы

Арагорн поднялся на пригорок, откуда Теоден наблюдал за сбором армии Рохана.

- Шесть тысяч копий, - сказал конунг. - Удалось собрать меньше половины.

- Против орков этого не хватит. Они пользуются бесплатными системами, поэтому копии ничего им не стоят. Их сотни тысяч.

Арагорн нахмурился.

- Веди своё войско к Минас-Тириту, конунг. Я же возьму копии мёртвых и пройдусь рейдом по пиратским гнёздам Умбара.


Напророчив таким образом чуть больше двух месяцев

- Главное - сохранять конструктивный, оптимистический настрой, - объяснял психотерапевт. - Жизнь - как зебра, за чёрными полосами следуют белые...

- Простите, как кто? - перебил его пациент.

- Зебра. Ну... такая полосатая лошадь.

- А, понятно. Продолжайте, пожалуйста.

- Да, за чёрным снова следует белое, ночь темнее всего перед рассветом, и так далее. Плохое и хорошее просто чередуются, и только от вас зависит, считать ли жизнь мрачной с редкими светлыми проблесками или в целом светлой, лишь с отдельными неудачами.

- Я понял! - просиял пациент, поднимаясь с кушетки. - Спасибо, доктор, вы мне очень помогли!

- Отлично, - улыбнлся психотерапевт. - Если заметите повторные признаки депрессии, заходите снова, мы продолжим сеансы.

- Непременно, непременно. Так, как это сформулировать... Всё будет хорошо, ночь темна перед рассветом, за чёрным следует белое... О! День наступит снова! День наступит снова! - Хурин Талион вскинул топор и ринулся из походного шатра на подступающий отряд троллей.


Вы опознаны как гости

Под руками Гэндальфа на скале проступили серебряные линии, разгорелись, разбежались в стороны - и перед Хранителями предстали Морийские врата. Увы, закрытые.

- Что здесь написано? - спросил Арагорн.

- "Чтобы пройти в Морию, друг, правильно назови четыре буквы и цифры на этой картинке внизу".

- Ты можешь их прочитать?

Гэндальф уткнулся носом в руны.

- Не уверен, - ответил он со вздохом. - Написано очень коряво и неразборчиво. К тому же камень в этом месте сильно побит и исчеркан. Наверное, тут побывали орки.

 

Последний домашний приют

Я сидел на шатком стуле для посетителей, ждал, пока мне выпишут справку о доходах, и глазел по сторонам. Типичная постсоветская бухгалтерия, собрание всех стереотипов: шкафы с пыльными папками, полузаваленное бумагами окно, тусклая люстра под потолком, сейф, старые обои, облупившиеся лакированные столы... Компьютер в углу стола, клавиатура сбоку, монитор на высокой тумбочке. Чтобы работать на нём, нужно скрутиться в кошмарно неудобную позу. Но они как-то работают.

Бухгалтерша сноровисто заполняла графу за графой. Она тоже выглядела классически: толстая тётка неопределённого возраста "хорошо за сорок", с жирно накрашенными губами и нездоровой кожей, в аляповатом платье с претензией на роскошь, увешанная крупными золотыми украшениями. Одних колец на пальцах - по три на каждой руке.

Она перелистнула вытертые страницы справочника. Кольца блеснули. Особенно одно. Белый камень на нём замерцал, вспыхнул звёздным светом, на мгновение озарив всю комнату. Я благоговейно глядел на кольцо. Я понял.

- Да, - подтвердила бухгалтерша, не поднимая глаз от бумаги. - Об этом нельзя говорить, но это - Нэнья, Одно из Трёх. Я по праву владею им уже пять тысяч лет.


На всякую хитрую жабу

- Мне не суждено пасть от руки смертного, ни мужчины, ни женщины! - прошипел Верховный назгул.

- Правда? - вежливо улыбнулся Бел Торн, перезаряжая плазматрон. - Да что вы говорите...


Финал чудесного путешествия

- Акка Кебнекайсе! Белый отстаёт!

- Передайте ему, что лететь быстро легче, чем лететь медленно!

- Акка Кебнекайсе! Белый падает!

- Скажите ему, что лететь высоко легче, чем лететь низко!

Величественно хихикая, орлы понесли хоббитов в Минас-Тирит. Гэндальф нагонит их как-нибудь позже.


Почём ацелас для народа

- И последнее - по счёту, но не по значению, - сказал Гэндальф. - Где кольцо, которое оставил тебе Бильбо?

- Кольцо? - растерянно переспросил Фродо. - Бильбо что-то бормотал о кольце, но ты же понимаешь, он был тогда уже совсем плох, бредил перед смертью... Сказать по правде, я не старался всё запомнить.

- Так постарайся вспомнить теперь! - прогремел Гэндальф. - Это важно!

Фродо постарался - и вспомнил.

- Он сказал, что спрятал кольцо вместе с серебряными ложечками в сиденье гарнитура. Бред, я думаю.

- Какого гарнитура?

- Ну, те двенадцать ореховых стульев, которые стояли в гостиной. Тринадцатый сломался под Бомбуром ещё до моего рождения. Я распродал их с аукциона через месяц после похорон, чтобы расплатиться с долгами.

Гэндальф бессильно опустился на пол, промахнувшись мимо кресла.

- Слушай внимательно, Фродо, - начал он после паузы. - У меня есть для тебя важное поручение. Ждёт тебя дальняя дорога в казённый дом...


За Гондор!

Конница Рохана выплеснулась на пригорок, приподняла копья и нехорошо откашлялась, глядя на несметные полчища орков у гондорских стен. Теоден выехал вперёд и вскинул меч.

- Рохиррим! - выкрикнул он звучным, помолодевшим голосом. Тесня друг друга, в уме пронеслись возможные продолжения: "Враг страшен, но мы страшнее", "Победа будет за нами", "Все мы поляжем в этой безнадёжной битве" и "Сорок веков глядят на вас со стен Белого Города!" Небрежно отмахнувшись мечом ото всех неверных вариантов разом, Теоден набрал в грудь воздуха и закончил: - НАФУЗДЯЧИМ ПУДУРАСОВ!!!

- У-га-га-га, йоханый хряп, ибьтую мэмэ! - дружным рёвом ответили всадники и покатились лавиной на деморализованных орков.


Посредники

Фродо очнулся в просторной светлой комнате. За окном пели эльфы, а у кровати сидел Гэндальф.

- Ну как ты? - озабоченно спросил серый маг.

Фродо откинул одеяло, сел и задумчиво ответил:

- Здесь красивая местность.


Превратности любви

В дверь постучали.

- Войдите! - повелел Кощей.

Посетитель окинул взглядом сидящего на троне супостата, удовлетворённо кивнул и потянул из ножен меч.

- Э-э, постой, постой! - заторопился Кощей. - Что ж так сразу? Поди, за Василисой пришёл? Нет? За сокровищами несметными? Тоже нет? Да как же?..

- Не суетись, - герой подступил поближе и примерился для замаха. - Ничего мне от тебя не надобно. Мой меч, твоя голова с плеч - и все дела.

- Эх... - вздохнул Кощей. - А я ведь, между прочим, бессмертный.

- Знаю, - кивнул герой, поочерёдно вытирая о штаны вспотевшие ладони и поудобнее берясь за рукоять меча. - Это сейчас пройдёт.

- Кладенец, да?

- Вроде того.

- Ну давай попробуем. Может, хоть на этот раз получится.

- Это как? - герой притормозил на середине взмаха и запрыгал вбок на одной ноге, гася инерцию.

- Вот все вы так, - желчно сказал Кощей. - Идёте головы рубить, а биографию жертвы не знаете. Ладно, слушай. Давным-давно - твой прадед ещё и на свет не родился - я был добрым волшебником. Весёлым. Шалил иногда. Жену свою любил так... - он зажмурился. - Когда я хотел поговорить с ней о любви, я собирал людей и перетасовывал их, и все они жили так, чтобы она смеялась и плакала. Но я, на свою беду, уже тогда был бессмертен. Мне было суждено пережить её и затосковать навеки... И вот ходите вы сюда с мечами, ходите - а убить меня который век не можете! - Кощей треснул кулаком по подлокотнику трона и отбил кусок мрамора. - Ну, давай. Кладенец, говоришь... - он наклонил голову и вытянул тощую шею.

Герой вытер набежавшие слёзы, замахнулся - и Кощей поскакал головой по каменным плитам прочь от трона.

- Кажется, получилось... - шепнул он побелевшими губами. Но герой не услышал.

Из обезглавленной шеи жгутом ударили ослепительно-голубые молнии. Одна расколола каменную спинку трона. Пара других подожгли факелы и гобелены на стенах. Ещё полдюжины расплавили коллекцию холодного оружия на обширном стеллаже... Но неизмеримо больше было тех, которые жадными змеями оплели тело героя. Раскинув руки и запрокинув голову, он завопил-захохотал, чувствуя, как вливается в него сила побеждённого Кощея.

Арагорн переступил порог, устало улыбнулся и глубоко вздохнул.

- Ну, вот я и дома, - сказал он.

Арвен бросилась мужу на шею.

- Тебя так долго не было! - укоризненно прошептала она ему на ухо. - Куда ты уходил, зачем?! Каждый вечер я думаю о том, что нам с тобой осталось счастья на один день меньше, а ты, ты... Если бы, - всхлипнула она, - ты был бессмертен... Но ты же не...

- Не плачь. Я уже да.

- Что?!

Арагорн рассмеялся, приподнял Арвен и закружил её по комнате.

- Теперь, любовь моя, - он усадил её в кресло, - у нас достаточно времени для любви. Но это долгая история, а у меня пересохло в горле. Давай для начала выпьем доброго вина.

Он достал из сумки череп с изумрудными глазами и жемчужными зубами.

- Что ж, добрый волшебник. Ты, как и хотел, ушёл в небытие - мне же радостно будет из чаши, в которую ты превратился, выпить за бытие!..


Кто ходит в гости по утрам

Подозрения Гэндальфа укрепились на десятую годовщину похода к Одинокой горе, когда Бильбо созвал гномов и волшебника в гости. К утру Бомбур так разъелся, что закупорил круглый выход из норы Бэггинса - с точностью до четырёх сантиметров! Выйдя через чёрный ход, гномы пытались тянуть и толкать его, но безуспешно.

- Всё ясно, - подытожил Бильбо. - Ты застрял!

- Это всё потому, что у кого-то слишком узкие двери! - пропыхтел Бомбур.

- Нет! - отрезал Бильбо, которому не улыбалась перспектива весь ближайший месяц пробираться домой чёрным ходом. - Это всё потому, что кто-то слишком много ест!

- Но что же нам делать? - задумался Гэндальф. - Не можем же мы и вправду оставить Бомбура торчать здесь!

Тогда-то это и произошло. Лицо хоббита странно исказилось, глаза остекленели.

- Гронд! - воскликнул Бильбо чужим зловещим голосом. - Несите Гронд! Гронд справится с ним!


Вниз по кроличьей норе и обратно

Вдруг мимо пробежал кролик с красными глазами. На бегу он причитал: "Ах, мои ушки! Ах, мои усики! Как я опаздываю!" - и посматривал на часы, цепочка от которых тянулась в жилетный карман. Сгорая от любопытства, Алиса побежала за ним по полю и только-только успела заметить, что он юркнул в нору под изгородью. В тот же миг она бросилась за ним следом, не дав захлопнуться круглой двери с ярко-жёлтой медной ручкой посредине.

Кролик был там! Он вытирал лапы на коврике у стены, где на крючках висела дюжина разноцветных плащей. Он стоял спиной к двери, и потому не заметил Алису.

- Кролик, к вашим услугам! - крикнул он. - Я не опоздал? Эль и морковный пирог, будьте так добры!

Из гостиной выглянул низенький круглолицый человечек.

- Теперь все в сборе! - сказал он. - Проходите, пожалуйста. И вы, леди, тоже. Гэндальф, я же говорил, что Кролик найдёт вам взломщика получше меня!


Гномья песенка

- О чем грустишь, премудрый гном?
- О Мории моей.
Мне снится дом, тирлим-бом-бом,
старинных королей.

Не мил мне лес, не мил мне дол,
но мне нужна одна
страна чудес, тирлим-бом-бом,
подземная страна.

- Оставь тоску, отважный гном,
смелей иди вперед
Ты с Балином, тирлим-бом-бом,
в отчаянный поход!


Винные руны

Элронд посмотрел карту на просвет:

- О! Да здесь ещё и тайная надпись!

- Какая надпись? - заволновался Торин. - А почему я её не заметил?

- Надпись сделана винными рунами, - пояснил Элронд. - Увидеть её может только тот, кто ужрётся как минимум до состояния писавшего.

Бильбо тоже взглянул на карту.

- Ничего не вижу! - сердито проворчал он.

- Вот именно!.. - загадочно улыбнулся владыка Ривенделла.

(А.Кац, "Хоббит, тудыть его растудыть", в вольном пересказе)



Том проголодался

Том Бомбадил расхохотался.

- Ну а вы, малышня, зайцы-непоседы, - сказал он, - погостите у меня, поедим как следует. Все вопросы - на потом: солнце приугасло, да и Золотинка ждет - видно, заждалась нас. На столе - хлеб и мед, нету только мяса... Ну-ка, малыши - бегом! Том проголодался!

Он поднял свои кувшинки и вприпрыжку помчался по восточной тропе, подгоняя перед собой хоббитов, которые уже начали подозревать неладное.



Зеркало Торутиэли

- Я хочу посмотреть, - проговорил Буратино и, опустившись на четвереньки, заглянул в Пруд. Зеркальная гладь вдруг почернела - словно дыра в бесконечную пустоту, - и, всплыв из тьмы на поверхность Пруда, к нему медленно приблизилась БОРОДА. Длинная, косматая, каждый волосок в ней словно жил своей собственной жизнью. "Карабас-Барабас!" - Буратино с ужасом смотрел на Бороду, не в силах вскрикнуть или пошевелиться. Ключик, ставший неимоверно тяжёлым, оттягивал тонкую ткань кармана, и длинный нос Буратино клонился вниз, а вода в Пруде кипела и клокотала.

- Осторожнее, мой друг. Не коснись воды, - мягко сказала Буратино Торутиэль, и он отпрянул от чёрного кипятка.

***

Буратино развернулся и пошёл прочь. Вдруг из-под крутого берега на середину Пруда выплыл огромный лист кувшинки. На нём сидела Торутиэль и пела печальную песню. До Буратино донеслись слова:

Был беспечным и наивным
Молодой эльфийки взгляд,
Каждый эльф казался дивным
Тыщи лет тому назад...


Имладрис, Имладрис... Им-то ладрис, а нам?

- Доктор, меня все игнорируют! - жаловался Фродо Элронду, крутя на пальце Кольцо Всевластья.

***

- Гэндальф, да у тебя вся спина белая! - пошутил Арагорн, повстречав возрождённого мага на опушке Фангорна.



Если бы в Средиземье было переселение душ

Одних кладут в Могильники, других спускают в лодках,
Кого сжигают на костре, кого развоплотят.
Валары нам подкинули удачную находку:
Что из чертогов Мандоса вернуться может всяк.

По дням минувшим не тужи -
Вернётся всё, как было.
Но если кто в Рохане жил,
То стать ему кобылой.

Пусть сверху смотрят на тебя - быть низеньким не плохо,
Родишься в Хоббитании, длиннее всех ты там.
А если путников спасал от магов и от орков,
Орлиный взор тебе дадут и мощных два крыла.

Живи себе уверенно,
Есть повод веселиться -
Ведь может и в умертвие
Душа твоя вселиться.

Сейчас живёшь ты гоблином - потом Глубинным Стражем,
А после и до назгула, быть может, дорастёшь.
Но если облажаешься - родишься энтом, скажем,
И будешь жить без женщин тыщи лет, пока помрёшь.

Бессмертным эльфом тошно жить
Иль гномом с длинным веком.
Не лучше ли при жизни быть
Обычным человеком?

Да кто есть кто, да кто был кем - мы никогда не помним,
Судьбы хитросплетения нам не дано учесть.
А вдруг облезлый Горлум тот был раньше Смеагорлом,
А этот белый Митрандир был раньше серый весь?

Я не боюсь ни Балрога,
Ни Тома Бомбадила -
Удобную страховку нам
Валары раскрутили!


Темнота и плесень

Тень словно бы осела и с громким сопением поползла к Фродо. Рука хоббита сама собой скользнула в карман и сжала Кольцо. Затаив дыхание, Фродо позволил холодному золоту надеться на палец.

Сумеречный лес сменился мешаниной расплывчатых теней и тумана, зато страшное чёрное пятно разом обрело чёткие контуры. Рыцарь, огромный рыцарь в блестящих чёрных доспехах и плаще. Из-под шлема вместо лица таращилась на хоббита страшная маска.

- Фродо, - хриплый бас заполнил паузу в астматическом сопении. Он не спрашивал, он утверждал. - Ты наш. Иди к нам.

- Нет! - хоббит судорожно сжал рукоятку своего жалкого маленького меча и отступил на шаг.

- Это твоя судьба. Не противься неизбежному, - чёрный великан задумчиво посопел. - Ты знаешь, кто я такой? Гэндальф рассказывал тебе обо мне?

- Нет! - Фродо отступил ещё на шаг и упёрся спиной в дерево.

- Он надеялся, скрыв от тебя истину, удержать тебя на своей стороне... Как глупо. Присоединяйся ко мне, Фродо! У тебя есть Кольцо, у меня - сила и опыт. Вместе мы победим Саурона и станем править Средиземьем вдвоём, отец и сын!

***

- Мне неспокойно. Дай-ка взглянем на твой меч, - сказал Арагорн, отведя Фродо в сторону.

Фродо послушно нажал кнопку. Световой клинок с шипением выдвинулся из рукояти.

- Светится, - удовлетворённо кивнул Арагорн. - Так я и думал. Орки близко.


Карты тасуются...

После этой ночи время для Фродо то и дело прерывалось, вообще не было реальным временем. Он помнил только ряд отдельных картин, моментов, разговоров вне контекста; картины мелькали и пролетали мимо. В бредовых видениях из раза в раз повторялись только три образа: Кольцо, Огненная Гора и Тёмная Башня владыки Мордора. После он спросил у Сэма, сколько это длилось, но Сэм тоже не знал. Время разрушилось для них обоих.

Карты тасуются

...вкусно пахнуть в темноте. Появляется Сэм. Он держит жестяную тарелку, одну из тех, что Фродо узнал бы где угодно, в конце концов, она же - из его собственного мешка.

- Скоро подам обед, хозяин, - говорит Сэм с акцентом и интонацией вышколенного слуги. - Извольте выбирать: филе из ползучки-кусачки или филе из ползучки-кусачки. Что будете кушать?

- Я тебя не понимаю, - говорит Фродо.

- Еще как понимаете, - отвечает Сэм. - Просто у вас нет чувства юмора. Что с ним случилось?

- Надо думать, его мне отбили в Мории.

- Я одолжил ваши револьверы, хозяин, - виновато признаётся Сэм. - Уж извините. А то бы они достались этим тварям. Вот, в целости и сохранности.

- Оставь себе, - отвечает Фродо, глядя в сумрачное небо. - Я больше не возьму в руки оружия.


Проклятие рода Бэггинсов

- Сэр Фродо Бэггинс, - представил его нам Мерриадок.

- Да, он самый, - сказал посетитель. - И любопытнее всего то, мистер Подхолмс, что если б мой друг не предложил мне посетить вас, я пришел бы к вам по собственному почину. Вы, говорят, умеете отгадывать разные ребусы, а я как раз сегодня утром столкнулся с таким, который мне не по силам.

- Я внимательно слушаю, мой друг, - Шерлок Подхолмс водрузил мохнатые ноги на скамеечку возле камина и для затравки выпустил пару колец дыма из трубки. - Итак, вы получили в наследство от богатого дядюшки имение, Бэг-Энд...

***

"Идите к Ривенделлу, - гласило письмо, составленное из подклеенных одно к другому печатных слов, - там-то уж наверняка свидимся. А не поспею - Элронд о вас позаботится и скажет, как быть дальше. Тороплюсь, прости - ГЭНДАЛЬФ. Да, к слову: не надевай его, ни в коем случае не надевай! Идите днем, ночью прячьтесь! И держитесь подальше от торфяных болот!" Слова <торфяных болот> и руна "Г" были написаны от руки, чернилами.

***

- Послушайте, как вас там...

- Сэмвайс Гэмджи, сэр.

- Да-да, Сэм... Скажите... Что это так жутко завывает на болотах по ночам?

- Назгулы, сэр.


Волшебник Изумрудного Гондора

(А. Новосёлов, А. Кац, В. Бич, Б. Немировский)

В результате очередного природного катаклизма Элли с друзьями попадают из Волшебной страны в... другую Волшебную страну. И вот что с ними там происходит:

В Хоббитании встречают хоббитов, мирно курящих трубки и закусывающих. "О, и здесь Жевуны!" - радуется Элли. Хоббиты шумно возмущаются сравнением. "Нет, я ошиблась, - вздыхает Элли. - Это Болтуны".

По давней привычке Элли переоделась в местную одежду. На лесной тропинке по пути в Ривенделл встречают эльфа. "Владычица Галадриэль?!" - оторопев, восклицает тот. "Можно просто Элли", - дружелюбно отвечает Элли.

Трусливый Лев нахлебался здравура. "Рррр! Смелость снова вернулась ко мне!"

"Смотрите, смотрите! Летучие Обезьяны!" - показывает в небо Элли. "Сами вы обезьяны..." - обижаются назгулы.

В горах путешественников занесло снегом. Все замёрзли. Лев жалобно мяукал. "Наур ан адриат аммин!" - безуспешно пытался развести огонь Гэндальф. "Давайте я попробую! - предложил Страшила Мудрый. - Бамбара, чуфара, лорики, ёрики, пикапу, трикапу, скорики, морики!" Костёр жарко запылал.

В коридорах Мории путешественников сбивает с ног толпа улепётывающих от кого-то гоблинов (и парочка пещерных троллей). Следом бежит балрог. Последним проносится гонящийся за ними всеми Шестилапый.

Долгое озеро. Развалины Эсгарота. Сквозь чистую воду путешественники видят на дне хорошо сохранившийся труп Смауга. Минута молчания. "Бедный Ойххо!"

В Осгилиате натыкаются на дозорный отряд гондорцев. "Фарамант?.." - с удивлением смотрит на предводителя Железный Дровосек. "Фарамир", - поправляет тот.

После долгих и опасных приключений компания добирается до Серебряной Гавани. Там их уже дожидается корабль под командованием Чарли Блэка. "Ну что, нагулялись? - спрашивает тот. - Поднимайтесь на борт, поплывём домой".



На Алый Глаз в небесах нацелена Палец-скала

Помня рассказы мудрецов, Бильбо старался не смотреть в глаза дракона, но не уберёгся, и произошло Запечатление.

- Ну что, попался? - сочувственно спросил Торин, подойдя сзади. - Теперь мы будем звать тебя Б'льбо, и ты должен будешь кормить его до конца жизни...

- Моей или его? - мрачно поинтересовался Биль... Б'льбо.

"Твоей, - мысленно ответил ему Смауг. - Она короче".

Б'льбо вздохнул, осмотрелся по сторонам и заметил прыгавшего неподалёку дрозда.

- Поди-ка сюда, - поманил он, наклоняясь за камнем.


Король всех гор окрестных...

- Ну и как мы добудем сокровища? - осторожно поинтересовался Бильбо.

- Легко, - пожал плечами Торин. - Смауг, конечно, порядочно закоптил изнутри Одинокую гору и всё переломал, но сокровища должны быть в целости и сохранности. Драконы, знаете ли, золото не тратят...

- Это я понимаю, - отмахнулся Бильбо. - Но там же у вас было полно этих... ловушек...

- Потайных камер... - мечтательно кивнул Двалин. - Секретных ходов, самозаваливающихся потолков...

- Вот именно, - прервал гнома хоббит. - Как пить дать, Смауг там всё обрушил. Большинство драгоценностей скрыты под грудами камней!

- Не беда, откопаем! - оптимистично заявили Фили и Кили.

- Ага, откопаете - через сотню лет! - ехидно заметил Бильбо. - А кое-кто из присутствующих не может похвастаться гномским долголетием!

- Не переживайте, сэр Взломщик, - примиряюще развёл руками Торин. - Ради вас мы придумаем что-нибудь более эффективное. Вот например...

- Погодите!.. - насторожился Бильбо. - Я слышу...

Внизу, у излучины Быстротечной, смеялись и пировали люди из Эсгарота. Ветер донёс обрывок песни:

Зашелестят деревья,
И травы запоют,
И золотые реки
В долины побегут.

- Золотые реки... - задумчиво протянул Балин. - Это может сработать.

Наконец Бофур жмёт на кнопку.

За несколько минут насосы нагнетают в пещеры Одинокой горы горючую смесь. Бофур жмёт на другую кнопку. В глубине горы раздаётся приглушённый взрыв. Затем мир содрогается и ревёт; рёв переходит в вибрирующий вой. Из дренажного отверстия внизу вырывается столб белого пламени и зарывается в реку, будто дракон снова ожил. Встаёт облако пара; Бильбо съёживается на берегу под покровом облака, чувствуя, что это последняя в его жизни возможность побыть одному.

Через полчаса вместе с горящим газом выплёскивается раскаленный поток. Шипя и поднимая пар, он оседает на дно реки. Долгое время не видно ничего, кроме белых облаков, но через час или два под водой и вокруг камня, на котором примостился Бильбо, проявляется, растекаясь по дну, блестящая, широкая река золота.



По Киплингу

Золото - для эльфов, гномам - серебро,
Медь - людским народам, править ремесло,
А Владыке Мордора в беспросветной тени -
Хладное железо, властвовать над всеми.


Хоббитслы

- Ступсла прочь, противслый стариксла! - сказал Сэмсла.

- Где вы нашли Кольцо? - спросил Волшебник.

- Не твое делсло! - ответил Фродсла.

Никто ещё не видел хоббитслов такими бесстрашными.

- Я проискал его три тысячи лет, - сказал Волшебник. - О нём, и только о нём, все мои помыслы.

Он пожевал губами. Последнее слово прозвучало как-то подозрительно.

- Наши тожсла! - сказал Фродсла.


Сказка о Золотом паучке

...Паучок теперь живёт
У восточных у ворот.
Чуть опасность на порог -
Верный сторож скок-поскок,
Шевельнётся, встрепенётся,
В паутинку завернётся
И кричит: "Кирит-Унгол!
Снова хоббит к нам пришёл!"

 

Служба сопровождения

- Спасайтесь! - отчаянно закричал Леголас. - Это Балрог! Его не уничтожишь! Спасайтесь!

Глаза гнома остекленил ужас.

- Вот оно, Великое Лихо Дарина, - прошептал он и выронил топор.

- Балрог, - хрипло пробормотал Гэндальф. - Теперь понятно, почему Мория не работает. Ну, блин, Мелькор, налажал и уволился, чини теперь за тобой баги. А я и так до смерти устал.

Он оперся на Жезл, набрал в грудь воздуха и закричал:

- Бегите к Восточным Воротам! Я его задержу! Бегите, дураки!

 

Фродо и Бильбо

Оригинал текста - здесь, mp3 - здесь.

Фродо и Бильбо - вот едут Фродо и Бильбо.
Мне скажут: "Как это мило", - я скажу: "Фродо и Бильбо".
Фродо и Бильбо - вот едут Фродо и Бильбо.
Мне скажут: "Как это было?" - я скажу: "Фродо и Бильбо".

Фангорн Древобород живёт в Фангорновском лесу,
Он бурчит свои песни и ковыряет в носу,
Из кустов появляются Мерри и Пиппин,
Он глядит на них глазами.
Он не слыхал о таких ни в одном из рассказов,
Думает, не стал ли он жертвой маразма,
Думает, не пил ли он чего-нибудь такого,
Дык нет, не пил, ёлы-палы, нет.

Вот едут Фродо и Бильбо, Фродо и Бильбо.
Мне скажут: "Всё это было" - я скажу: "Фродо и Бильбо".
Фродо и Бильбо, так едут Фродо и Бильбо.
За ними Гэндальф на кобыле,
Вот едут Фродо и Бильбо.

В Ортханке на балконе стоит Саруман,
У него есть Урук-Хай и у него есть план:
Потом пойдёт на Гондор, а пока на Рохан,
И он глядит на них глазами.
А на троне в Барад-Дуре сидит Саурон,
По Мордору орков бродит легион,
Крылатые назгулы вопят со всех сторон,
И он глядит на них...

Так едут Фродо и Бильбо, Фродо и Бильбо.
Закончив Алую книгу, так едут Фродо и Бильбо.
Фродо и Бильбо, вот едут Фродо и Бильбо.
За ними Гэндальф на кобыле,
Вот едут Фродо и Бильбо.

А вот и Арагорн Элессар, вот и Арагорн Элессар,
Раньше был Бродяжник, а теперь стал цар;
Вот он, Арагорн Элессар!
До Ородруина двое хоббитов с Кольцом,
Долго добирались двое хоббитов с Кольцом,
Вёл туда их Горлум с человеческим лицом,
Было двое хоббитов с Кольцом.
Закончилась эпоха да не вся, Третья эпоха да не вся.
Эй, светлые эльфы, поднимайте паруса,
Закончилась эпоха да не вся.

Туда едут Фродо и Бильбо, Фродо и Бильбо.
Что они в Гаванях забыли?
Так плывут Фродо и Бильбо...


 


@темы: Читальня

URL
Комментарии
2011-11-08 в 23:38 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Весело :)

Только "У вас украли кат, как это больно". (с)

2011-11-08 в 23:40 

lorien-garden
мля мы пытаемся спрятать текст уже пол часа
ГЛЮЮЮЮКИ!!!

URL
2011-11-08 в 23:41 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
lorien-garden, дивные дела...

   

Лориэн

главная